перейти на портал

Журнал LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН)

ISSN: 1729-5920

«Тайна беззакония», или Революционная справедливость. Часть 3
”THE MYSTERY OF LAWLESSNESS”, OR REVOLUTIONARY JUSTICE. PART 3

Опубликовано в номере 7 за 2018 год

DOI: 10.17803/1729-5920.2018.140.7.007-023

Автор: Исаев И. А. / Author: ISAEV I. A.

Рубрика: История государства и права


  1. Статья посвящена одной из важнейших проблем правовой теории — проблеме «справедливого права». Все великие революции ставили своей целью достижение социальной справедливости, которая ассоциировалась прежде всего с равенством всех перед законом. В значительной мере это объясняет удивительные совпадениях тех алгоритмов, по которым развивались эти революции, проходя одни и те же этапы становления. В процессе революции идея равенства нередко подменяла собой идею свободы. Столкновение старого уходящего правового порядка с новыми революционными нормами создавало специфическую ситуацию, чрезвычайное положение или аномию, в которой приостанавливалось действие всякого закона, однако сама государственность, несмотря на изменение ее формы, продолжала существовать. Необходимость создания нового права требовала оформления нового правового порядка, итогом правового строительства становилось принятие конституирующих, нормативных актов, которые закрепляли установившийся порядок. Основное внимание автор статьи уделяет историческому опыту Английской и Французской революций, соотнося его с опытом других революций.




  2. The article is devoted to one of the most important problems of legal theory, namely, the problem of “just law.” All great revolutions pursued the objective of achieving social justice that was primarily associated with the equality of all before the law. To a large extent, this explains surprising overlapping of algorithms in compliance with which the revolutions developed having passed through the same stages of formation. During the revolution, the idea of equality is often replaced by the idea of freedom. The clash of the old departing legal order with the new revolutionary legislative norms created a specific situation, a state of emergency, i.e. an anomie, when the operation of any law was suspended. However, the statehood itself, despite the change in its form, continued to exist. The need to create a new law required the development of a new legal order; as the result of the development of law, constitutive and regulatory acts that envisaged the newly established order were adopted. The author focuses on the historical experience of the English and French revolutions comparing it with the experience of other revolutions.






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 590




  1. нет данных