перейти на портал

Журнал LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН)

ISSN: 1729-5920

Публичный порядок в международном частном праве и проблемы толкования и применения сверхимперативных и императивных норм
Public Policy in Private International Law and Problems of Interpretation and Application of the Super Mandatory and Mandatory Provisions

Опубликовано в номере 4 за 2018 год

DOI: 10.17803/1729-5920.2018.137.4.081-097

Автор: Шулаков А. А. / Author: Shulakov A. A.

Рубрика: Международное частное право


  1. Анализ отечественных и зарубежных правовых актов и доктрины позволяет сделать вывод, что разграничение сверхимперативных и императивных норм возможно только на основе разделения сфер публичного порядка страны (по смыслу международно- го частного права или по смыслу гражданского права). Определение указанных сфер и со- ставляющих их норм возможно путем установления публичных интересов, обеспечивае- мых этими нормами. Сверхимперативные нормы (ст. 1192 ГК РФ) и нормы, действующие в рамках оговорки о публичном порядке (ст. 1193 ГК РФ), составляют в совокупности сфе- ру «публичного порядка по смыслу международного частного права». Эти нормы основа- ны на публичных интересах, являющихся конституционно значимыми ценностями. Импе- ративные нормы, обеспечивающие действие защитных оговорок, закрепленных в п. 5 и 6 ст. 1210 ГК РФ, а также п. 2 ст. 1123 ГК РФ, охватывают ту сферу, которую в доктрине международного частного права относят к «публичному порядку по смыслу гражданско- го права». Императивные нормы базируются на публичных интересах, не относящихся к конституционно значимым ценностям. Установлено, что универсальным критерием, определяющим необходимость применения сверхимперативных и императивных норм, за- щищающих от иностранного права различные сферы публичного порядка страны, являет- ся критерий оценки ущерба интересам публичного порядка, связанный с негативными для него последствиями. Делается вывод, что, в отличие от установленного в законодатель- стве понятия «нормы непосредственного применения» (ст. 1192 ГК РФ), принятый в оте- чественной доктрине термин «сверхимперативные нормы» соответствует правилам русского языка и юридической техники. Приставка «сверх» указывает не только на иерар- хию, но и на систему норм в связке «сверхимперативные нормы — императивные нормы». Термин «нормы непосредственного применения» такой системной иерархии не дает.




  2. The analysis of domestic and foreign legal acts and doctrine leads to the conclusion that the distinction between super-mandatory and mandatory provisions is possible only based on separation of the spheres of public policy in the country (in the sense of private international law or the meaning of civil law). The definition of these areas and their constituent standards is possible through establishing public interests provided by these rules. The super-mandatory provisions (article 1192 of the Civil Code of the Russian Federation) and provisions applicable in the framework of the public policy exception (article 1193 of the Civil Code of the Russian Federation) make up a sphere of “public policy in private international law”. These provisions are based on public interest, which are constitutional meaningful values. Mandatory provisions, ensuring the safeguard clause provided for in paragraph 5 and paragraph 6 of article 1210 of the Civil Code of the Russian Federation and paragraph 2 of article 1123 of the Civil Code of the Russian Federation, cover the sphere in which the doctrine of private international law relates to “public policy in the sense of civil rights.” Mandatory provisions are based on public interest, not related to constitutionally significant values. It is established that a universal criterion for determining the need to use supermandatory and mandatory provisions of foreign law protecting different areas of public policy from foreign law is the criterion of damage to the interests of public policy associated with negative consequences. It is concluded that in contrast to the established in the legislation concept of “norms of direct applicability” (article 1192 of the Civil Code of the Russian Federation), adopted in the national legal doctrine, the term “super-mandatory provisions” conforms to the rules of the Russian language and legal technique. The prefix “super” indicates not only the hierarchy but also the system of norms in the bunch of “super-mandatory provisions — mandatory provisions”. The term “norms of direct applicability” does not provide such a system of hierarchy.






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 550




  1. нет данных