перейти на портал

Журнал LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН)

ISSN: 1729-5920

Экстерриториальная компетенция в территориальной организации публичной власти
The Extraterritorial Competence in the Territorial Organization of Public Authorities

Опубликовано в номере 1 за 2017 год

DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.140-152

Автор: Некрасов С. И. / Author: Nekrasov S. I.

Рубрика: ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ


  1. В современной России проявились неоднозначные тенденции в территори- альной организации государства, построении и функционировании публичной власти. До недавнего времени практически все аспекты территориально-властной организа- ции Российского государства анализировались в контексте теории федерализма и те- ории местного самоуправления. Однако российская и зарубежная политико-правовая практика свидетельствуют о том, что далеко не все доктринальные конструкции территориально-публичного властвования укладываются в границы обстоятельных теорий формы территориального устройства государства (федерализма, унитариз- ма, регионализма) и местного самоуправления (местного управления). Государствен- но-властный механизм функционирует не только на территориях публично-правовых образований (федеративного государства в целом, субъектов федерации, муниципаль- ных образований), но и в иных пространствах (административно-территориальных, управленческих единицах), учреждаемых с учетом различных, в том числе неправовых, факторов (причем так было на протяжении практически всей истории российской госу- дарственности, в том числе в монархический и советский периоды). Примерами таких административно-территориальных единиц в Российской Федерации являются феде- ральные округа, административные (управленческие, образовательные) округа в неко- торых субъектах РФ, зоны территориального развития, территории ускоренного со- циально-экономического развития, инновационный центр «Сколково», свободный порт Владивосток, Арктическая зона РФ, городские агломерации и т.п. В современной России де-факто появились новые уровни публичной власти и государственного управления — субфедеральный (межрегиональный), субрегиональный (межмуниципальный), субмуници- пальный (межпоселенческий). Кроме того, Российская Федерация является участником целого ряда межгосударственных образований, признавая юрисдикцию соответствую- щих наднациональных органов. В сложившихся реалиях на одной и той же территории одновременно могут функционировать органы публичной власти различных уровней, а также негосударственные структуры (в том числе хозяйствующие субъекты), на- деленные отдельными властными полномочиями. В этой связи актуализируется про- блема экстерриториальной компетенции и межуровневого взаимодействия различных органов публичной власти. В статье не только сформулированы некоторые теорети- ческие суждения по обозначенной теме, но и предложены направления решения возмож- ных доктринальных и правоприменительных проблем (в частности, применительно к муниципальному уровню публично-властного механизма).




  2. The modern Russia has seen mixed trends in the territorial organization of the State, constructing and functioning of public authorities. Until recently, virtually all aspects of territorial-power organization of the Russian State were analyzed in the context of the theory of federalism and local government theory. However, Russian and foreign political and legal practices indicate that not all doctrinal design clusters of public Dominion fit into the boundaries of the detailed theories of form of the territorial organization of the State (federalism, regionalism, unitary) and local self-government (local government). The public-imperious mechanism operates not only in the territories, public law entities (Federal State as a whole, the subjects of the Federation, municipalities), but also in other areas (administrative-territorial, administrative units), established by taking into account various, including non-legal factors (so it has been throughout the history of Russian statehood, including monarchical and Soviet periods). The examples of administrative-territorial units in the Russian Federation are Federal districts, administrative (management, educational) district in some subjects of the Russian Federation, territorial development zones, the territory of rapid socio-economic development, Skolkovo Innovation Centre, free port of Vladivostok, Russian Arctic Zone, urban agglomerations, etc. The modern Russia de facto introduces new levels of public authority and public administration — subfederal (interregional), subregional (intermunicipal), submunicipal (intersettlement). In addition, the Russian Federation is a party to a number of intergovernmental institutions, recognizing the jurisdiction of the relevant supranational bodies. In the prevailing realities on one and the same territory, public authorities can simultaneously operate at various levels, as well as non-State actors (including businesses) with separate powers. In this regard, the problem of extraterritorial jurisdiction and inter-level interactions between different public authorities is becoming more topical. The article not only formulates some theoretical judgments on the designated theme, but also the possible directions of doctrinal and enforcement problems (in particular, in relation to the municipal level of publicly-imperious mechanism).






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 618




  1. нет данных