перейти на портал

Журнал LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН)

ISSN: 1729-5920

Термин «лицо, впервые совершившее преступление», в контексте взаимосвязи уголовного и иных отраслей российского права
The term «first time criminal offender» within the context of interrelations among criminal law and other branches of Russian law

Опубликовано в номере 8 за 2015 год

DOI: нет данных

Автор: Кострова М.Б. / Author: Kostrova, M.B.

Рубрика: Статьи без рубрики

Статья ретрагирована по причине дублирования публикации


Статья ретрагирована по причине дублирования публикации Кострова М.Б. ПАРАДОКСЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В ОТНОШЕНИИ «ЛИЦ, ВПЕРВЫЕ СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ» // Право. Законодательство. Личность. 2015. № 1 (20). С. 134-147. Кострова Марина Борисовна ТЕРМИН «ЛИЦО, ВПЕРВЫЕ СОВЕРШИВШЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ», В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМОСВЯЗИ УГОЛОВНОГО И ИНЫХ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА // Lex Russica. 2015. № 8. С. 70-83.


  1. Тема, обозначенная в заголовке, на первый взгляд, может показаться «мелкой» — один термин из огромного массива слов, составляющих лексическую основу языка уголовного закона. Однако даже одно неудачное слово законодателя в уголовном законе может стать детерминантой большой проблемы в сфере борьбы с преступностью, что доказывается в настоящей публикации на примере составного термина «лицо, впервые совершившее преступление», используемого в УК РФ без нормативной дефиниции. Предметом исследования является значение данного термина, придаваемое ему на разных уровнях: научном; правоприменитель- ном; праворазъяснительном. Методологической основой исследования послужил комплекс традиционных для юриспруденции общенаучных и частнонаучных мето- дов познания, а также методов исследования, применяемых в исторических науках (хронологического и диахронного) и в лингвистике (лингвистического описания, кон- текстуального анализа, интерпретативного метода). Их использование позволило автору сделать ряд выводов, основными из которых являются следующие. 1. Уси- лиями Верховного Суда РФ к настоящему времени выработан определенный подход к определению содержания термина «лицо, впервые совершившее преступление». Данный подход, с одной стороны, нельзя признать единым, с другой — он может быть охарактеризован как «широкий», так как он позволяет признать впервые совершившим преступление, в том числе, и человека, относимого криминологией к злостному типу преступника. 2. Нелогичность широкого понимания значения термина «лицо, впервые совершившее преступление», особенно проявляется в кон- тексте системной взаимосвязи уголовного и иных отраслей права. Сегодня в России складывается парадоксальная ситуация: если по нормам самой репрессивной отрас- ли права человеку, неоднократно совершавшему преступления, в том числе и ранее судимому, но по формальным основаниям не считающемуся таковым, положена льгота-«награда», то нормами иных отраслей права, регулирующих позитивные общественные отношения, для него установлено немало негативных последствий. 3. К настоящему времени значение термина «лицо, впервые совершившее престу- пление», которое придается ему правоприменительной и праворазъяснительной практикой, становится фактором, во-первых, затрудняющим решение одной из основных задач уголовного права — предупреждения преступлений и, более того, обусловливающим воспроизводство преступности, во-вторых, затрудняющим реа- лизацию основного предназначения уголовного судопроизводства путем его обреме- нения функцией пересмотра судебных решений по уголовным делам.




  2. The topic established in the title of the article may at first seem shallow, since it is just one term among many in the language of criminal law. However, just one word, which was wrongly chosen by the legislator may predetermine a significant problem in the sphere of fighting crime, which is proven in this publication based upon the example of the term of the «first time criminal offender» which is used in the Criminal Code of the Russian Federation without normative definition. The object of studies concerns the meaning of this term at various levels: scientific, legal practice, legal interpretation. The methodological basis for the study was formed with the complex of traditional general and specific scientific cognition methods, as well as the methods of studies, as well as the methods applied in the historical studies (chronological and diachronic methods), language studies (linguistic description, contextual analysis, interpretation method). Their use has allowed the author to draw a number of conclusions, the key ones being as follows. 1. Due to the efforts of the Supreme Court of the Russian Federation by now there is a developed approach towards defining the term «first time criminal offender». This approach is not sufficiently uniform on one hand, and on the other hand it may be characterized as being broad, allowing to recognize as a first time offender a person, who is a regarded as a malicious offender in criminology. 2. The lack of logic in the broad interpretation of the term «first time criminal offender» is especially obvious within the context of systemic links between criminal law and other branches of law. The current situation in Russia is paradoxical. If, according to the most repressive branch of law, the person who has previously committed crimes repeatedly, including the one, who was previously found guilty for crimes, while formally not being recognized as a malicious offender, is entitled to an «award» according to the provisions of criminal law, while in other branches of law, there are many negative consequences for him. 3. Currently the term «first time criminal offender» within the meaning, which is given to it with legislative practice and interpretation, becomes a factor, which, firstly, complicates crime prevention — one of the key goals of the criminal law, and causes repeated crimes, secondly, it complicates the implementation of the main purposes of criminal judicial proceedings by burdening it with the function of judicial review of judgments on criminal cases.






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 1697