перейти на портал

Журнал LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН)

ISSN: 1729-5920

Социокультурная антропология права: коллективная монография / под ред. Н.А. Исаева, И.Л. Честнова. — СПб.: Алеф-Пресс, 2015. — 840 с.
Socio-cultural anthropology of law. Collective monograph / Ed. by N.I. Isaev, I.L. Chestnov. — SPb.: Alef-Press, 2015. — 840 p.

Опубликовано в номере 6 за 2015 год

DOI: нет данных

Автор: В.Г. Баев, А.Н. Марченко / Author: Baev V.G., Marchenko A.N.

Рубрика: НОВЫЕ ИЗДАНИЯ


  1. Авторы рецензии предпринимают попытку оценить коллективную монографию «Социокультурная антропология права», вышедшую под редакци- ей петербургских профессоров Н.А. Исаева и И.Л. Честнова. Монография призва- на обосновать новую научную дисциплину — социокультурную антропологию права, предметом которой выступает «“человеческое измерение” права в кон- тексте культуры». В рецензируемом исследовании право выступает «как соци- альное явление во всей его многогранности, иными словами, в рамках правовой реальности, в границах которой действуют люди, социализированные в данной культуре, конструирующие господствующие социальные представления о пра- ве, включая знаковое их воплощение в законодательстве и других формах норма- тивности права, и их реализацию в юридически значимых практиках». Таким об- разом, по мысли авторов монографии, следует проводить различие между фор- мально-юридической силой нормативного правового акта и его фактическим социальным действием. Действие права — это трансформация норм в господ- ствующие практики и личностное знание, а не юридическая сила нормативно- правового акта; существование и действие права — это всегда деятельность людей, воспроизводящих информацию, содержащую в знаковой форме правила поведения. Отсюда следует вывод, что субъектом права является человек, а не безличностный правовой статус. Норма права — это не просто формулировка статьи юридического текста, но формулировка, воспроизводимая социальным представлением и массовым действием (практиками) широких слоев населения. В рецензируемой работе недостаточно освещен важный вопрос о роли объек- тивных интересов отдельных личностей и социальных групп, а также большин- ства населения. Авторы книги фактически игнорируют объективные (не зави- сящие от воли людей и их менталитета) факторы воздействия, участвующие в формировании норм права. Если в работе рассматривается главным образом ментальная составляющая права, то каким образом менталитет «элит и ре- ферентных групп» формирует правовую норму, а затем воплощает ее в соци- альные «практики»? Несомненно, что объективный интерес, прежде чем стать движущей силой социального (в том числе и правового) развития, должен быть осознан людьми (субъектами права).




  2. The authors of the review provide evaluation of the recently published collective monograph «Socio-cultural anthropology of law», ed. by St. Petersburg Professors N.A. Isaev and I.L. Chestnov. The monograph is aimed at substantiating a new scientific discipline — socio- cultural anthropology of law, its subject being the »human dimension» of law in the cultural context. The reviewed study views law as a social matter in variety of its aspects, in order words, as a legal reality, within which the persons being socialized in this culture act, the dominant social positions on law are construed, including their semantic manifestation in legislation and other forms of legal normativity and their implementation in legally valuable practices. Therefore, in the opinion of the authors a line should be drawn between the formal legal power of a normative legal act and its de facto social application. Implementation of law involves transformation of its norms into the dominant practices and personal value, rather than legal force of a normative legal act. Existence and application of law always involve activities of persons, reflecting information in the semantic form of rule of behavior. Hence, the subject of law is human person, rather than an impersonal legal status. The norm of law has more to it than formulation of a legal text, it is a formulation manifested in social ideas and mass actions (practices) among the wide ranges of population. The reviewed works does not provide sufficient evaluation of the role of objective interests of certain persons and social groups, and the majority of the population. The author of the book de facto ignore objective (not depending upon the will of the people and their mentality) factors influencing the formation of legal norms. Since the monograph mostly concerns the mental element of law, how does the mentality of «elites and referential groups» forms a legal norm and then how does it implement a norm into social practices? It is undoubted that an objective interest should be understood by persons (subjects of law) before it becomes a moving force in social development (including legal development).






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 1447