перейти на портал

Журнал LEX RUSSICA (РУССКИЙ ЗАКОН)

ISSN: 1729-5920

Политическое завещание Великого инквизитора (три очерка о суверенности)
The Political Testament of the Grand Inquisitor (Three essays on sovereignty)

Опубликовано в номере 4 за 2015 год

DOI: нет данных

Автор: И.А. Исаев / Author: Isaev, I.A.

Рубрика: Теория права


  1. В статье делается попытка проанализировать некоторые тенден- ции современного права, имеющие своим истоком сформировавшиеся еще в нача- ле Нового времени и эпохи модерна представления о суверенитете. Их позднейшая интерпретация привела к нигилистическим искажениям. Отказавшись от тради- ции и трансцендентных источников, идея права спустилась в область метафизики авторитарности, заменив божественную идею справедливости «чудом и тайной». Проницательность Ф.М. Достоевского позволила исследователям права по-новому взглянуть на истоки современных правовых учений и развитие правой реальности. Революция вскрыла тайны политики и дипломатии «старого режима», а ее органи- заторы и лидеры сделали свои идеи и лозунги «открытой» политикой. Легальность сделалась легитимностью, а законность — справедливостью. Разрушительные и негативные мотивы представлены конструктивными и общеобязательными. Тайный закон стал внешним законом. Латентные политические импульсы, долгое время угрожавшие обществу, сделались политической программой. Однако силы, действовавшие «в тишине», продолжали свое воздействие: из идеи права был сде- лан Абсолют. Родилась религия прав человека. Вышедшая на политическую арену нация стала новым субъектом права. Нация как живой организм впитала в себя ту идею власти и справедливости, которую несли в себе тайные организации XVIII в. Реальные институты и структуры общества восприняли традиции политической тайны, идущей из темного прошлого. Суверен — тот, кто принимает решение о чрезвычайном положении. Народ-суверен или монарх может стать исключением из правовой сферы, делая собственные законы священным атрибутом. Для обеспече- ния правового порядка нужно присутствие порядка как такового. Чрезвычайное по- ложение создает чудо, когда порядок рождается из хаоса или из ничто. Установив- шейся порядок приобретает значение «чистоты и правильности». Но имеет значе- ние, «каково содержание исключительности — изгнание или привилегия». Правовое и политическое в этой ситуации включаются в мифологическую сферу сакрального. Миф права располагается в сакральном пространстве, символически сочетающим «свет правды» и «тьму неправды». Нерелигиозное сакральное выступает тем чудом, которое находится и в пространстве права и вне его: в этом суть мифа. В трактов- ке Карла Шмитта, сам авторитет доказывает, что ему, чтобы создать право, нет нужды иметь право. Чудесным образом акт принятия решения сувереном рождает недостающее право. Авторитет основан на вере таким же образом, как и миф права. Значимым здесь является их действенность, а не истинность или справедливость. Попытки демифологизирования ущемляют авторитет, вскрывая его «тайну». Ис- ключительность сводится к норме и нормальному, растворяясь в них. В итоге религи- озное и священное профанирование превращаются в позитив права.




  2. The article provides an attempt to analyze some tendencies in the modern law, which are based upon the ideas of sovereignty, which have formed back in the Modern Age. Their latter interpretation has led to nihilistic deformities. Having refused the tradition and transcendental sources, the idea of law moved into the area of authoritarian metaphysics, substituting the idea of divine justice with «miracle and secret». The brilliance of F.M. Dostoevsky has allowed the legal scholars to take a new look at the sources of the modern legal teachings and development of legal reality. The revolution has split open the secrets of politics and diplomacy of the «Old Regime», while its leaders and organizers made their ideas and slogans 18 № 4 (Том CI) АПРЕЛЬ 2015 LEX RUSSICA Философия права an «open» policy. Legality became legitimacy and lawfulness became justice. Destructive and negative motives were regarded as being constructive and obligatory. Secret law became outer law. Latent political impulses, which have been threatening the society for a long time, have formed a political program. However, the forces acting «in the quiet» kept their influence, the idea of law became absolute. There came a religion of human rights. The nation entered the political arena and became a new legal subject. A nation as a living being has taken the ideas of power and justice, which was previously carried by the secret organizations of XVII century. Real institutions and structures of the society adopted the traditions of political secrecy coming from the dark past. Sovereign is a person making the decisions on emergency situation. Sovereign people or a monarch may become an exception from the legal sphere, making their laws holy attributes. In order to guarantee the legal order there has to be order as such. Emergency situation creates a miracle, when an order is born out of chaos or out of nothing. Existing order is understood as «pure and right». But the contents of exclusiveness, whether it is a privilege or an expulsion, are important. Legal and political matters are included into the mythological sacral space, where the light of truth and the dark of the false dwell. Non-religious sacral matter serves as a miracle within and outside the scope of legal terrain, this is the nature of the myth. In the interpretation of Carl Schmitt, the authority himself proves that he has no need to have a right to create law. The miraculous act of decision-making by the sovereign creates lacking law. Authority is based upon faith, just like the legal myth. What matter is their efficiency, not their truth or justice. The attempts to demythologize it hurt the authority, revealing its secret. The exclusiveness is regarded as a normal and is dissolved in the normal. As a result religious and sacral profanation became positive law.






Открыть во весь экран

Количество просмотров статьи (c 01/12/2014): 1268